Что общего у «кремляндекса» и «китайской истории» Google

В конце прошлой недели появилась новость о том, что в России хотят создать «национальную поисковую систему». Лента.РУ пишет, что такая система должна быть «более ориентированной на государственные нужды». Предположительно, государственная система сможет обеспечивать доступ к безопасной информации, фильтровать сайты с запрещенным контентом». Сегодня во второй половине дня стало известно, что Google таки заблокировали власти Китая.

Эти две новости, на самом деле, перекликаются между собой.

Поисковая система – это важный элемент государственной политики и безопасности. История с Google это наглядно продемонстрировала. Блокирование одних сайтов, возможно, продвижение других – отличный инструмент манипулирования общественным мнением.

В Китае, как стало известно сейчас, интернет-компании должны выполнять, как минимум, две вещи: работать в соответствии с законодательством страны (что не удивительно в принципе, более удивительно, что в законе прописана фильтрация поисковой выдачи). И – получать ежегодную лицензию на предоставление информационных услуг. Если лицензии нет – сервис работать не может. В том числе и интернет-компания.

Таким образом, законодательно создана система, регулирующая интернет-рынок и позволяющая избавиться от неугодных.

Причем тут «кремляндекс»? Собственно, существует мнение (и не одно), что «государственная поисковая система» будет так же как китайский Google, блокировать выдачу. Однако в России, мне кажется, пока не рискуют (или осознано не идут) законодательно ввести требование такой фильтрации. Вот и возникла в таком случае идея «кремляндекса».

В этом всем интересно место других поисковых машин. Неужели авторы этой идеи считают, что пользователи Рунета откажутся от Google / Яндекса? Домашние пользователи – вряд ли. А может этот пресловутый «кремляндекс» будет в принудительном порядке единственным поиском в школах / университетах и гос. учреждениях? Не представляю себе, честно говоря, как оно будет работать. Удивляет в данный момент, что российские власти только сейчас осознали силу политического влияния поисковых машин. И решили попользоваться этой силой, пусть и через создание государственного поисковика.

Радует, что в Украине такого не будет. Мы и по развитию Интернета еще отстаем, да и денег на «кремляндекс» в Украине нет.